Проект кафедры истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова

Бородулин Владимир Иосифович профессор, доктор медицинских наук, главный научный сотрудник НИИ Истории медицины РАМН
Авторы статьи: В.И. Бородулин, В.Д. Тополянский, А.В. Тополянский

Один из наиболее ярких российских терапевтов первой половины 20 века – Е. Е.Фромгольд – был репрессирован и долгое время не упоминался в истории отечественной медицины. Его трагическая судьба иллюстрируется двумя представленными фотографиями.

В 1920-х – 1930-х гг. профессор Московского университета (1 МГУ, с 1930 – 1 ММИ) Е.Е.Фромгольд выделялся высоким научным авторитетом, бесспорно относился к лидерам терапевтов Москвы; его неизменно выбирали товарищем (заместителем) председателя Московского терапевтического общества (при председателях М. П. Кончаловском и Д. Д. Плетневе), он был товарищем председателя оргкомитета XI съезда терапевтов СССР (Москва, 1931).

Егор Егорович Фромгольд (Георг-Вильгельм-Рудольф Фромгольдт; 1881 – 1942) происходил из богатой купеческой семьи прибалтийских немцев России и получил «религиозно-нравственное воспитание в духе лютеранской церкви». Окончил Московский университет в 1905 г., работал в его факультетской терапевтической клинике вместе с М.П.Кончаловским – под руководством В.Д.Шервинского, затем Л.Е.Голубинина и Н.Ф.Голубова; выезжал в Германию для научных занятий в клиниках и лабораториях Берлинского университета (главным образом – в клинике Ф.Крауса). С 1920 г. был профессором кафедры врачебной диагностики, с 1924 г. – кафедры пропедевтики внутренних болезней и директором пропедевтической клиники. Считался хорошим диагностом, прекрасным лектором (его лекции были академичны по содержанию, с детальным освещением возможностей и пределов инструментальных и лабораторных методов исследования, и артистичны по форме) и крупнейшим специалистом, прежде всего, по проблемам нормального и патологического обмена веществ и болезням эндокринной системы (нарушения пигментного обмена, сахарный диабет, базедова болезнь и др.; работы его сотрудников А.А.Шелагурова, М.К.Барановича и др.). Исследования его клиники характеризовались широким естественнонаучным подходом, использованием физических, химических и математических методов. Вторым ведущим направлением исследовательской работы было изучение возможностей электрокардиографической диагностики аритмий сердца и острого коронарного тромбоза (А.М.Дамир, Я.Г.Этингер). Статусу одного из ведущих столичных терапевтов соответствовал внешний вид профессора: он был безупречно одет, аристократичен (что и отражено на представленной фотографии; ориентировочно, начало 1930-х гг.), отличался сдержанным корректным поведением хорошо воспитанного человека.



Рис. 1. Профессор Е.Е.Фромгольд в пропедевтической клинике



Видимое благополучие было, однако, обманчивым. В те годы перед каждым остро вставала проблема гражданского выбора. Представлять партийную и советскую власть в медицинской науке и системе высшего образования (как, например, Н.Н.Гращенков или Б.Б.Коган) либо усердно прислуживать (как делали многие) он не мог: этому препятствовали и воспитание, и характер, и внутреннее неприятие всей ситуации в стране. Он не был «своим» и, конечно, ощущал это.

Материальные вопросы решались удовлетворительно путем совместительств в лечебных учреждениях города и частной практики, но профессорская квартира после «уплотнения бывших» превратилась в «коммуналку», живший там вместе с большой семьей Е.Е.Фромгольда его младший брат был арестован в 1937 г. как член церковного совета лютеранской общины Святых Петра и Павла. Над самим профессором «тучи сгущались» с 1933 г., когда в ходе следствия по сфабрикованному делу «Московской контрреволюционной организации» доктора Д.В.Никитина (семейного врача Л.Н.Толстого, а затем и М.Горького) были получены показания относительно «антисоветских взглядов» Е.Е.Фромгольда. В 1937 г. трагически закончилась блистательная научно-педагогическая карьера Д.Д.Плетнева – председателя Московского терапевтического общества: «знамя советской медицины» превратили в «профессора – садиста», а затем уже – на так называемом бухаринском процессе – во «врага народа».

Председателем общества повторно стал М.П.Кончаловский, а Е.Е.Фромгольда освободили от обязанностей заместителя председателя. Его арестовали 5 ноября 1941 г. за отказ эвакуироваться из Москвы, больше 8 месяцев в Лубянской и Бутырской тюрьмах «выдавливали» из него показания о преступных связях с иностранцами и прогерманских настроениях, но виновным в этом он себя не признал.




Рис. 2. Е.Е.Фромгольд. Фотография в следственном деле




10 июня 1942 г. Особое Совещание приговорило его к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях «за антисоветскую агитацию и как социально опасного элемента». По официальным данным, он умер в Котласском лагере; реальная дата его смерти и точное место захоронения остаются неизвестными. На второй фотографии – арестованный Е.Е.Фромгольд. В 1957 г. он был реабилитирован; постепенно его имя вернулось на страницы истории отечественной медицины, где он по праву занимает место среди столичной терапевтической элиты, рядом с клиницистами того же поколения – Д.Д.Плетневым, М.П.Кончаловским, В.Ф.Зелениным, М.И.Вихертом, В.Н.Виноградовым.
Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь и войдите через свою учетную запись.
Комментарии

Цитатник

Жизнь есть цепь многочисленных перемен.

Гиппократ

Коллеги и партнеры